Новости
15 июня 2018, 12:32

На причастность к растрате 10 млн рублей проверяют экс-директора КБУ Бердска

Ближайшие два месяца бывший директор КБУ Бердска Александр Кожин проведёт под арестом в новосибирском СИЗО. Сегодня, 15 июня, в суде по продлению ареста, Александр Юрьевич подробно рассказал о том, как ему живётся в тюремных условиях, в которых он находится с 20 апреля. Кроме того, в зале суда стали известны некоторые подробности уголовных дел против Кожина.

Президентские выборы и дело Кожина. Какая связь?

В суде Кожин дал некоторые пояснения по делам, в которых его обвиняют. По версии следствия, в период с ноября 2017 года по январь 2018 года Кожин при пособничестве других неустановленных лиц из числа компании «СтройРегионСервис», являвшейся потребителем услуг Комбината, превысил свои должностные полномочия путем незаконного и необоснованного снижения задолженности перед МУП «КБУ» в размере свыше 20 млн рублей. Сумма долга за незаконное потребление этой крупной строительной организацией холодной воды была снижена в 34 раза - до 150 тыс. рублей. 

Кроме того, следствием установлен ещё один аналогичный преступный эпизод. Директор ЗАО «Международный комплекс «Сибиряк» Владимир Дыненков, не желая погашать задолженность, установленную КБУ по оплате за холодное водоснабжение в сумме свыше более 170 млн. рублей, через замруководителя МУП «Спецавтохозяйство» Сергея Оленича обратился к Александру Кожину с просьбой о снижении суммы задолженности до 380 тыс. рублей. Дыненков и Оленич тоже  сейчас находятся в СИЗО . 

Сегодня в суде Кожин дал понять, что не собирался «прощать» долги «Сибиряка» и «СтройРегионСервиса». Он бы обратился в арбитражный суд с исками.

  - Выполнены доначисления. Но никаким образом  не отменены долги в миллионы рублей, - пояснил Кожин. – Более того, не хватает одно документа. Он есть в КБУ. Это оферта соглашения, которая была написана в мой адрес. С моей немножко нецензурной репликой на ней. Эта оферта есть.

Также Александр Юрьевич напомнил, что все вопросы по «Сибиряку» и «Стройрегионсервису» решались накануне президентских выборов, которые прошли 18 марта.

 - Доначисления в 170 млн рублей на 6 жилых домов («Сибиряка») привело бы к доначислению на каждую квартиру 650 тыс. рублей. Вы представляете, что было бы, если бы жители этих домов вышли на площади до 18 марта? Получив квиток с 650 тыс. рублей доначисления… Я не пошёл на эту ситуацию. Я этот вопрос перенёс после 18 марта. Я собирался пойти в арбитражный суд. Срок исковой давности по «Сибиряку» и по «Стройрегионсервису» истекает 1 сентября 2020 года, - поведал Кожин.

Нынешнее руководство КБУ уже подало иск к «Сибиряку» на 170 млн рублей. В отношении «СтройРегионСервиса» исков нет.

Новое уголовное дело?

Из материалов, оглашенных в суде, стало известно, что против Кожина могут возбудить третье уголовное дело – за пособничество в растрате. По оперативным данным, речь идёт о договоре, заключённым между КБУ и «Новосибирскэнергосбытом». Напомним, по этому договору «НЭС» является агентом КБУ, то есть осуществляет сборы за коммунальные услуги в пользу КБУ. В то же время договор по сбору платежей был заключён с бердским РКЦ.

По предварительной версии, КБУ незаконно выплачивал РКЦ комиссию в размере более 10 млн рублей.

Уголовное дело пока не возбуждено. Но материалы в разработке правоохранителей. Адвокаты  в суде подчеркнули, что официально Кожин пока не был признан причастным к предполагаемому преступлению. А сам Александр Юрьевич упрекнул следствие в том, что они невнимательно прочитали договоры с РКЦ и с «НЭС».

 - Договор с НЭС говорит о прямых платежах, а договор с РКЦ – об управляющих компаниях, - отметил Кожин.  – Вы читайте договоры! Они разные! Там кассы разные и адреса!

Александр Юрьевич сделал акцент на том, что сотрудничество с НЭС позволило поднять уровень платежей в Бердске. Кроме того, договор с энергетиками был не его единоличным решением.

С кресла директора на тюремные нары

По словам Александра Юрьевича, он сидит в одной камере с наркоманами. Это молодые парни, но из-за зависимости их поведение зачастую неадекватно. Кожин не скрывает, что опасается за безопасность себя и своих близких. За два месяца в СИЗО он узнал, что такое тюремные порядки. И относится к этому серьёзно. Кроме того, в неволе у него обострилась хроническая болезнь.

- Все прекрасно знают мои болячки. Сейчас говорится о том, что мне может быть предоставлена медпомощь… Поверьте мне, этого нет. Даже глюкометром пользоваться запрещено. Я обращался к управлению СИЗО давать хотя бы периодически мерить сахар. Я вообще не знаю, какой у меня сейчас сахар. У меня обостряется и всё остальное. Болят суставы. Более того, находиться в тесном помещении с ещё шестью товарищами тяжело. Мне даже дали кличку «деда Саша», потому что все, кто со мной сидит, имеют возраст до 30 лет.

Александру Кожину 54 года. Ранее он никогда не был судим. Жизнь за решёткой даётся ему непросто, хотя он уже выучил некоторые жаргонизмы. Например, "хата" (камера). Родственникам Кожина тоже пришлось изучать подробности тюремного быта. Правда, в режиме онлайн. Существуют специальные чаты и группы в соцсетях, где делятся опытом, что класть в передачку, какие права имеют арестанты, как попасть на свидание и прочее.

Блестящая многолетняя карьера Кожина разрушилась в одночасье. Александр Юрьевич был заместителем мэра Новосибирска, возглавлял крупнейшие энергетические предприятия области, 4,5 года управлял бердским КБУ. Буквально за несколько дней до того, как на него завели уголовные дела, мэрия Бердска продлила с ним контракт ещё на пять лет. Как подчёркивает Александр Юрьевич, такие документы без согласования с правоохранителями не подписываются.

В начале марта Кожин ездил в Государственную Думу, выступал там с докладом для профильного комитета. В конце марта должен был отчитаться перед балансовой комиссией. Но 20 марта он стал фигурантом уголовного дела, и ему пришлось оставить кресло директора.

После увольнения из КБУ Кожин встречался с врио зампредседателя правительства Сергеем Сёмкой. Тот помог Александру Юрьевичу устроиться в руководящее звено завода по производству котельного оборудования. С 27 апреля Кожин должен был приступить к работе. Но не сделал этого из-за ареста.

Непрерывный трудовой стаж Александра Юрьевича – 37 лет. Незадолго до скандала Кожин даже хотел устроиться директором крупнейшего энергетического предприятия Новосибирской области «Сибэко».

 - За 4 дня до моего задержания мной были направлены по требованию директора «Сибирской теплогенерирующей компании» в Москву объективка, характеристика и резюме на рассмотрение на должность гендиректора «Сибэко». Может быть, это кому-то помешало? – предположил вслух Александр Юрьевич.

Выступая в суде, Кожин подчеркнул, что за время его руководства в КБУ уменьшилась кредиторская задолженность, а сборы коммунальных платежей составили 102%, что выше, что уникально для всей России. Кроме того, Кожин разработал систему дотирования КБУ. Себе же в заслугу он поставил расторжение концессии с «Багирой-М».

До 19 апреля Кожин находился под подпиской о невыезде и надлежащем поведении. Следствие полагает, что Александр Юрьевич подписку нарушил. Он, по версии СКР, общался с влиятельными должностными лицами, обсуждал схему уклонения от уголовной ответственности и пытался узнать, как обстоят дела в КБУ – якобы с целью сокрытия улик против него. Сам Кожин и его защита всё это отрицают.

Александр Юрьевич, выступая в суде, подчеркнул, как велика была поддержка в его адрес, когда его взяли под стражу:

 - Пока я находился в ИВС, на мой телефон поступило 797 сообщений от жителей города Новосибирска. С хорошими мыслями.

Кожин рассказал, что он – добропорядочный гражданин. Давить на свидетелей и скрываться от следствия он не собирается. Экс-директор попросил отправить его под домашний арест. Против этого не возражала супруга Кожина, которая проживает с ним в одной квартире. Она заверила, что это не доставит ей никаких неудобств. Кроме того, она готова обеспечить отсутствие доступа мужа к интернету и телефонной связи, если это потребуется.

Но Кожин остался в СИЗО. В перерыве до вынесения решения, Александр Юрьевич дал понять, что ожидал такого решения. Он рассказал адвокатам, что в СИЗО иногда смотрит телевизор. Родные передают ему книги, но их нужно сдавать в библиотеку учреждения после прочтения. В ИВС, где он будет до этапирования в СИЗО, по признанию Кожина, заниматься нечем. Телевизора там нет. Он попросил жену купить ему кроссворды, чтобы скоротать время. И, конечно, принести таблетки, необходимые ему для поддержания здоровья.

ВИДЕО. Выступления Кожина в суде 

Галерея:
comments powered by HyperComments









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg